Рыба-Солнце, Рыба-Луна. Рассказ

Пятница, 06 ноября 2015 03:17
Оцените материал
(0 голосов)
Автор  Татьяна Мудрая

 

fish

Лучить рыбу лучше всего поздней осенью, когда ночь темна, вода светла и погоды стоят самые тихие. Лодка легка, крепка и остойчива, широкие весла не плещут, костерок из длинных березовых щеп, что разжигают на чугунной решетке, положенной на нос, дает бестрепетное, тихое пламя, морозец кует реку, что кривой сабельный клинок, одевает берега в ледовые ножны, осаживает на дно всякую муть. Дядюшка гребет, я стою, насторожив острогу: то ли широкие вилы с зазубренными концами, то ли копье о семи зубьях. на рыбалке говорить не положено, но если слова будут не громче мыслей... Или сами этими мыслями станут...

«Отчего так назвали нашу охоту? — думает дядюшка. — От "лучина" — потому что лучину собираем в пучок или жжем? От "лук" — ведь малую, что копьецо, острогу инородцы на тетиву кладут. Или вовсе от "луч" — потому что тянется глупая рыба к ясному свету, как и сам человек?»

«Лучение — веселая охота, хоть и нешумная, — думаю в ответ. — Большого умения требует и твердой руки. нерослую, непромысловую рыбу и захочешь — не тронешь. Щуку-обжору, щуку-хищницу, что живых уток на дно затягивает или мальков через зубовный частокол процеживает, — нелегкое дело добыть и почетное. А жереха, и язя, и голавля, и налима доброму охотнику сама судьба дарит: когда срок им вышел свободно гулять — только и сил осталось, что стоять на дне, ил плавниками мутить».

«Вот ты как размыслишь, паря: давно этак люди на рыбу ходят? Учитель ваш говорил, что с самых первых времен: а допрежь того голыми руками в нерест хватали».

«У старинных людей на сухопутного зверя копья были наточены, — размышляю в ответ. — В тяжкую воду таким ударить и не промахнуться — еще суметь надо. Опять же преламывание... Преломление то бишь. Легче до солнца в полдень достать».

«В те времена рыбы не только в воде — по небесному океану ходили, — плавной рекой течет, долгой лентой разматывается дядюшкина речь. — Самая главная, красно-серебряная такая и круглая, будто мельничное колесо, — среди бела дня по небу каталась. Оттого и звали Солнечной Рыбой. А сама себя она кликала "Опа": наверное, чтобы шустрей всходить-заходить. ночью-то можно было ей спать повалиться: одна летучая рыбья мелочь наверху роилась да серебряными бубенцами позвякивала. В звездочки, значится, играла.

Надоело людям, что ни дня у них толкового, ни ночи спокойной. Бросил в сердцах один охотник копье в Опу, кричит:

Куда бежишь-торопишься? не приткну к месту, так хоть вниз собью!

Крепкая шкура на Опе — будто кольчуга. Чешуи каплями воды звенят, радугой переливаются. не пробило шкуру насквозь — только задрожала Рыба-Солнце, как в лихоманке, и шлепнулась в море. Толстым гречишным блином плавает.

Что ты наделал! — говорят охотнику. — Как днем без солнца жить? ночью еще худо-бедно.
Не беда. Наточу острие копья, стану на берег, подцеплю на иззубренный конец Опу и вытяну из воды.

Так и сделал. Ан не вышло у него: тяжелая Рыба-Солнце уродилась и ленивая. То и дело вниз срывается — и плюх в тихую заводь! Думал-думал охотник — догадался: три копья с острыми медными наконечниками вместе крепкой оленьей жилой связал, сами наконечники так погнул, чтобы в разные стороны смотрели. не сорвалась оттуда Опа, как ни суетилась и ни возилась на тройном острие.

Только вытянул охотник Рыбу-Солнце на легкий воздух, как собралась она с силами — и прыг на нижнюю ветку! Потом на другую, повыше. И на третью. Так, по ступенькам, и до вершины векового дуба добралась, там уселась. А оттуда и до места недалеко. Стала посередь вечернего неба, запыхалась: медленно по небу катится. Не торопится заходить.

Глянули люди — а в тихой воде другая рыба плавает. Еще и побольше. То кольчуга Опина была: она из шкуры-то повывернулась, пока с охотником воевала, а тот и не заметил.

Тут вечер кончился — ночь наступила.

И видят люди, что по-прежнему стоит Великочешуйная Рыба в небе. Там же, где раньше солнце, стоит. Звезды тоже увидели Рыбу — присмирели: воинскими порядками построились, вышитыми по темному бархату брильянтовыми узорами легли. Такими и остались.

Назвали люди ночную Рыбу Луной.

Только вот что скажу: не сама то Рыба-Луна, а ее отражение в небесных глубинах. Вот ты, паря, что думаешь, — коли Солнце в волне отражается и до самой земли радугу опускает, так и Луна то же самое творит? Ан наоборот все. Всамделишная Луна, что родом из солнечной шкуры, до сих пор в море плавает, чисто жернов для муки. Оттого ее и зовут не Опа, а мола-мола. Мели, Емеля, значит. Выросла неимоверно, с двух людей что длиной, что шириной, а мясо горькое и клейкое. Кожа — чисто броня: гарпуном и то не зараз пробьешь. Ребром себя становит: плавник снизу — плавник сверху. Это чтобы за опасную рыбу принимали — Акульку, что ли, — да боялись. Сама-то Луна-Рыба безвредная и такой же тихоход, каким ее родительница быстроходом была».
«Вот если залучить рыбу, какую поменьше, не проткнуть, а между острожными зубьями затиснуть, — убежит она? Подымется ли кверху? Родится из нее новая звезда или нет?» — спрашиваю сам себя.

И отвечаю тако же:

«А ведь родится, наверное. Что внизу, то и вверху. Что наверху, то и низом бредет. Лепота!»
«Племяш, а что такое ночная, лунная радуга — про то ваш церковно-приходской учитель Гермес Трисмегистыч Изумрудов-Скрижальский баял или нет?»

Безграничное пространство воды окружает нас с дядюшкой. В густом мраке не видать ни дна, ни покрышки, ни берегов, ни границ, ни разъемов, ни окоемов — лишь одна лодка плывет в своем собственном отраженном свете.
И снова я говорю:

«Вот набьем полную лодку краснорыбицы с золотым пером, чернорыбицы с серебряным, а белорыбице и счету нет. На закуску выйдет сом с большим усом, на загладку налим — что огнем палим. Приплывем ко двору родимой матушки, к дому вечно голодных дядюшкиных мальцов — будет им всем радуга-уха».

Дополнительная информация

Последнее изменение Воскресенье, 31 января 2016 05:27

Оставить комментарий

Template Settings

Color

For each color, the params below will give default values
Blue Cyan Green Orange

Body

Background Color
Text Color

Background

Patterns for Layout Style: Boxed
Layout Style
Select menu
Google Font
Body Font-size
Body Font-family